Россия - Турция: шесть веков имперского противостояния

Янис Тиктопулос
>>> 10. 12. 2015
>>>просмотров: 135
Россия-Турция: Шесть веков имперского противостояния

Забвение принципов геополитики приводит часто к совершенно нежелательным последствиям. Геополитический русско-турецкий расклад возвращается в физиологические берега, в берега недоверия и вражды.

Сбитый русский бомбардировщик, расстрелянный в воздухе турецкими серыми волками пилот Пешков, убитый туркоманами морпех Позинич – все сие наглядные свидетельства того факта, что полуторадесятилетний период теплоты, восторгов и прочих медвяных радостей в отношениях Москвы и Анкары – завершен.

«Нас миллионы ждут Царева слова
И, наконец, твой час, Господь, настал!
Звучит труба,
шумит Орел Двуглавый
И на Царьград несется величаво!».
Федор Достоевский.
Федор Михайлович Достоевский (1821-81), по моему глубочайшему убеждению самый значимый прозаик в мировой литературе вообще (см. «Бесы», 1871, «Братья Карамазовы», незаконч. 1880-81). Стихотворений он и написал всего-то штук пять. Одно из них – «На европейские события 1854 года» – цитату из коего я вынес в эпиграф.
Оно было написано тогда же, в Семипалатинске, где 35-летний Достоевский отбывал солдатчину. А до того – четыре года самой натуральной каторги (см. «Записки из Мертвого Дома», 1860-62). А еще до того – 1849 – смертный приговор и стояние под виселицей (см. «Идиот», 1868). Все сии муки Федор Михайлович перенес волею Государя Николая I Павловича. Но именно к нему Достоевский взывает в самом начале Восточной (она же – Крымская) войны против османов. Люди умели расставлять приоритеты...

Геополитика (греч. Γη и πολιτική) – историософская концепция о контроле над территорией, о закономерностях распределения и перераспределения центров силы различных государств и межгосударственных объединений.
Официально признанный основоположник геополитики как позитивной науки немецкий мыслитель Карл Хауссхоффер (1869-1946) говорил о доминирующей роли стабильного географического фактора во внешней политике и в захвате чужих территорий.

Из истории вопроса


С легкой руки Жириновского в последние дни утверждается, что застарелому русско-турецкому военному противостоянию веков пять с половиной.
Видимо, Владимир Вольфович начинает исчисление сего с Астраханского похода турок (1568-70), то бишь со времен Ивана IV Васильевича (Грозного) и, пикантно, султана Селима II, Селима «русского», рыжего сына Сулеймана Великолепного и Хуррем.

Я б, честно говоря, куда дальше бы забрел в прошлое: уже после победы Дмитрия Донского на р.Воже (1378), султан Мурад I был готов поддержать тюрок-золотоордынцев. Поддержал бы Мамая Мурад – не было бы великой Куликовской победы и в помине! А уже при Романовых (XVII в.) начались, скажем так, полноценные войны между русскими и Блистательной Портой. Сколько их было, двенадцать или и того более, можно поспорить.
Последним же официальным военным конфликтом Петербурга и Порты были бои на Кавказском фронте в ходе I Мировой войны (1914-18). Но и после оной, с перерывами небольшими, военная напряженность меж двумя странами сохранялась. Вплоть до начала XXI века.

Предопределенность геополитического противостояния


Геополитика диктует свои суровые законы.После триумфа Баязида Йилдырыма («Молнии») на Косовом Поле (1389), после взятия Мехметом II Фатихом (Завоевателем) Константинополя (1453) и Трапезунды (1461) стало ясно: османским властителям предстоит на долгие-долгие века доминировать повсюду в Евразии.
И прежде всего – в Малой Азии, на огромных просторах Великой Степи, вообще в Восточной и Юго-Восточной Европе.
Но история доказывает нам: всегда сыщется противодействие. Даже Великий Рим – уж на что гегемония оного не подвергалась, казалось бы, сомнению – постоянно сталкивался с сильными геополитическими противниками: с Ганнибалом, с Митридатом, наконец, с Парфией.
Как только после Стояния на Угре (1480) Русь окончательно превратилась в Россию, стала государством свободным и мощным в военно-политическом плане, стало ясно: столкновения с Оттоманской империей неизбежны. Ведь и русские, и турки уже более полутысячелетия играют на одном и том же поле.
Одни и те же предполагаемые трофеи – Крым, Кубань, Закавказье, Северный Кавказ, да хоть и все те же непольские земли Речи Посполитой (не Корона, то бишь т.н. – по-польски! – Литовские и Русские воеводства). Все русские цари – с Ивана IV – либо непосредственно воевали с Портой, либо к сей войне готовились. Ярчайшие примеры – пожалуйста…
Екатерина Великая и ее сын недолюбливали (мягко говоря) друг друга, но суворовские чудо-богатыри и при Матушке, и при Павле I – сажали янычар на штыки!
То же Николай I с Александром II Освободителем: политика отца и сына, что внешняя, что внутренняя – весьма различны.
Но и Николай I, и Александр II закончили свои царствования войнами против османских халифов. Успешными или, напротив, провальными – это история другая. Но войнами с турками...

rutur voiny

Селим III и Абдул Азиз


До поражения под Веной (1683) от польского короля Яна III Собесского, при султанском дворе не возникало и тени сомненья в том, что-де «един Аллах на небе, един (суннитский) властелин на Земле».
Поражение от польских крылатых гусар сильно подкосило османов.
Что до отношений с русскими, то турок здесь выручил военный триумф на р. Прут (1711), по итогам коего сАмый Петр Великий и его возлюбленная, Марта Скавронская (будущая Екатерина I), едва не угодили в полон к султанским аскерам.
Дабы уйти Петру из Молдавии, пришлось отдать в османскую казну неслыханное количество мехов и драгоценностей!
Осмысление геополитических реалий века XVIII пришло к туркам во второй его половине – после великих баталий, выигранных Румянцевым и Орловыми, Потемкиным и Суворовым. «Петр Великий удивил Европу нашими победами. Екатерина Великая приучила Европу к нашим победам!». (Н.М.Карамзин. «Записка о древней и новой России»).
Уже Селим III в конце XVIII столетия пытался (после поражения во Второй Екатерининской войне с турками, 1787-91) как-то развернуться в сторону большего благоприятствования русским интересам. Его подталкивал к тому и находившийся подолгу при его, Селима III, дворе, выдающийся русский дипломат Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов (вот именно, оный самый). Ничего не вышло…
Уже после неудачи России в Крымской войне, знаменитый султан-реформатор Абдул Азиз (1861-76) и его великий везир Махмуд Недим заняли – впервые в Османской истории! - жестко прорусские позиции, противостоя нажиму правительства королевы Виктории.
Махмуд Недим прямо заявлял: «Нас устраивают итоги Парижского (1856) мира. Русские за последние годы чрезвычайно усилились. Нам надо избежать войны с ними, чтобы сохранить империю на условиях, подписанных в Париже».

Трагический конец Абдул Азиза

Однако 11 мая 1876 в Константинополе происходит мятеж т.н. софтов (суннитских ультрарадикалов), инспирированный британским посольством в османской столице.
Махмуд Недим был смещен с поста великого везира, а всю власть в стране захватили откровенные агенты англичан Мехмед Рушди и Хуссейн Авни. Рушди и Авни сходу начали готовить войну против русских. Боле того: 30 мая 1876 Абдул Азиза вынудили отречься от престола в пользу его племянника, Мурада V. Сам же султан-реформатор был заключен (вместе с семьей) во дворец Ферие в качестве государственного преступника. И, наконец, 4 июня Абдул Азиз как-то удивительно вовремя покончил с собой, вскрыв вены…
Впереди была русско-турецкая война 1877-78 гг.

Ататюрк и Иненю


Будут и иные попытки (со стороны турок) улучшить отношения с Петербургом (Москвой). Я сейчас и не говорю об Ататюрке. Если б не поддержка советского правительства (см. Троцкий, Фрунзе, Аралов), могло и не быть Турецкой республики вовсе. Однако уже во второй половине своего правления Мустафа Кемаль-паша Ататюрк пошел на резкое ухудшение отношений со Сталиным. Более того, ведь первые два года Великой Отечественной преемник Кемаля, Исмет Иненю, выжидал.
Турки ждали окончательного слома советской военной машины, дабы немедля аннексировать те русские земли, кои до подписания Кючук-Кайнарджийского мирного трактата (1774) входили в состав Крымского ханства. Иненю даже Сталинград ни в чем не убедил! Вплоть до разгрома немцев под Курском, турки были готовы вцепиться в русский загривок. Это не смешно. Советский Союз должен был постоянно держать против турок немалые военные силы, как и против японцев. А ведь – особливо в 1941-42 – необходимость была острейшая чуть не в каждой наличной дивизии.

Мендерес и Тургут Озал


После войны было две попытки турецкой элиты выстроить систему нормальных, доброжелательных отношений с СССР (Россией). Первая связана с фигурой выдающегося турецкого политика Аднана Мендереса (1899-1961), премьер-министра Турецкой республики (1950-60). Мендерес известен в Элладе как один из двух виновников (наряду с президентом Турции Джелалем Баяром) Константинопольского погрома греков 1955 г. Однако где-то с 1958 Мендерес попытался развернуть турецкую дипломатию к союзу с Хрущевым. Простить такое руководство НАТО, разумеется, не могло. Произошел военный переворот.
А 17 сентября 1961 г. Аднан Мендерес был повешен, причем в знак признания его особливых заслуг повешен – впервые в истории турецкой государственности! – в носках.
Уже на излете СССР еще один выдающийся турецкий политик, великий реформатор экономики Турции, Тургут Озал, попытался кардинально улучшить отношения с Москвой. Озал, с 1983 по 1993 премьер-министр, далее – президент Турецкой Республики, выступал против планов правых турецких политических кругов воспользоваться крушением Союза во имя планов пантюркистских.
Речь о создании на территории бывшего Союза вилайетов Великого Турана – от Азербайджана и чуть не до Якутии. Впрочем, Тургут Озал также исключительно «своевременно» умер в 1993, во время визита к Гейдару Алиеву в Баку. Уже в 2012, с подачи Реджепа Тагипа Эрдогана, была проведена эксгумация тела Тургута Озала, и обнаружены следы сильного (как отмечают химики) яда – стрихнина-каротина.
И вот, наконец, в начале века ХХI к власти в Анкаре приходит молодое крыло исламистов, учеников Эрбакана – Абдуллах Гюль, Реджеп Тагип Эрдоган, Ахмет Давутоглу.
Вполне возможно, что Эрдоган – парень горячий! – искренне хотел наладить отношения с Москвой. Сию надежду разделил с ним Путин.

Пренебрежение геополитикой


Оба лидера, и Путин, и Эрдоган тесно сблизились, даже по-своему подружились. Дружба – дело хорошее, но еще гениальный Ришелье объяснял Людовику XIII, что искренней приязни меж государями быть не может. Геополитика диктует свои строгие законы.
Ничего не изменилось со времен Екатерины, Россия и Турция по-прежнему стремятся контролировать одни и те же территории. Ахмет Давутоглу, человек профессионально занимающийся геополитикой (в отличие от Путина и Эрдогана), автор блестящего фундаментального труда по проблемам геополитики данного региона «Глубина стратегии» – отец «неоосманизма» – на все это пятнадцатилетние русско-турецкое сближение взирал с немалым скептицизмом. Но поскольку оно турок устраивало не менее чем русских, Давутоглу и помалкивал. А вот и Путин, и Эрдоган достаточно искренне шокированы. Эрдоган был вне себя, когда понял, что русские выходят на просторы РОМАНОВСКОЙ ИМПЕРИИ!
Не забудем, проэрдогановская пресса, та самая, которая сейчас печется о территориальной целостности Украины (?!) непрерывно напоминала и Ющенко, и Януковичу, что с позиций чистой правовой Крым уже с 1991 года – турецкий. Ведь согласно Кючук-Кайнарджи (1774) и Яссам (1792), ежели русский стяг будет опущен в Тавриде, то Крым автоматически вновь становится драгоценнейшим бриллиантом в тюрбане османского султана. А Реджеп Тагип Эрдоган и есть османский султан! По крайней мере, ощущает себя таковым.
И тут вдруг Путин возвращает России Крым (18.03.2014): как с этим Эрдогану смириться? А теперь еще и Сирия. Со времен Ататюрка (см. проблему Александретты) официальная Анкара весьма неполно признавала суверенитет Дамаска как таковой. Сие, конечно, усиливал и тот факт, что два последних правителя Сирии, Хафез аль-Асад и его сын, Башар, с точки зрения турок-суннитов и вообще еретики. Алавиты. Правда, есть здесь и противоречия.

Об алавитах и думес


Ведь если Асады алавиты, то и с самим Мустафой Кемалем-пашой Ататюрком все непросто. Конечно, господствует точка зрения и в мире, и, в частности, в Элладе, что Кемаль был думес. Т.е. исламизированный фессалоникский еврей, как и большинство, впрочем, младотурок. Кабы так…
Сейчас все более – и в самой Турции – будируется тема, что Кемаль-то и был как раз алавитом. И Эрдоган все это не боится вытаскивать на Свет Божий. Нынешний турецкий президент ведь и не скрывает своей откровенной враждебности к наследию Кемаля.
Эрдоган и Давутоглу – не кемалисты, они всегда против кемалистов боролись. И вот еще что.
Турецкая армия – вещь уникальная. Я вообще не знаю, есть ли еще в мире страна, в коей гарантом исполнения Конституции являются Вооруженные Силы! Словом, ситуация запутанная: Эрдоган ведь отправил за решетку всю прозападную часть турецкого генералитета. А сейчас поддержка своих генералов турецкому президенту ох как необходима.

Три вопроса важнейших


И вот здесь выходят на первый план три вопроса важнейших! И от того, как Россия ответит на них, на эти вопросы, зависит будущее не только Сирии.
Нет, всей игры на мировой шахматной геополитической доске.
Итак, первое.
Русский бомбардировщик подбили сами турки – или их натравили из Вашингтона?
Отвечаю: подбили сами турки.
У турецкого руководства (и у самого Эрдогана) хватает решимости и наглости сцепиться даже и с ядерной державой.
Дополняю: подбили сами турки, но с санкции американцев.
Да просто потому, что настоящий пёс никогда не вцепится ни в чью икру без «фас!» со стороны хозяина.
Вопрос второй: а что, собственно, должны предпринять русские?
То бишь Путин Владимир Владимирович.
Что меры будут приняты – и адекватные – в этом нас убеждает политическая предыстория русского президента. Да некоторые шаги – как военные, так и экономические – уже имеют место быть. Но Путину надо для начала забрать заложников, то бишь тех русских, кои – во-первых, постоянно живут в Турции (купили там жилье или просто работают).
Во-вторых, тех русских, кои по-прежнему отдыхают в Турции. Всей этой публики отнюдь не десятки – сотни тысяч! И это вам не частные проблемы.
Обратимся к истории.
В 1914 вспыхнули боевые действия между Россией, с одной стороны, и Германией и Австро-Венгрией, с другой. Раскручивался маховик I Мировой войны. Но Николай II по сути оставил в тылу у врага десятки тысяч заложников, принадлежавших к сливкам русского общества. В одном только Карлсбаде (ныне Карловы Вары) было около 20.000 русских отдыхающих, а в Баден-Бадене (и поныне – Баден-Баден) – более 30.000. Все сии отдыхающие, как вы понимаете, были не из рабоче-крестьян: немцы всех этих людей интернировали, большинство из оных репрессировали. Кого замучили, кого попросту расстреляли…
Немцы всегда были неслыханно жестоки, не токмо при Гитлере, но и при кайзере. Просто при Вильгельме II не была в центре внимания еврейская проблема…
А вот судьба всех этих пострадавших русских, отдыхающих, последнему царю аукнулась: их родственники возненавидели Николая. Словом, болтать легко, а пред Путиным – задача нелегкая. Надо всех – ВСЕХ! – ныне находящихся на территории Турецкой республики русских – вывезти. Уж хотя б для того, чтобы не давать Эрдогану и Давутоглу лишних козырей.
И последнее, скажем, третий вопрос.
Встречи Франсуа Олланда с Обамой (24.11.2015) и с Путиным (26.11.2015) однозначно дают уразуметь: Европа воевать с ДАИШ – не будет. Да я не об американцах говорю – о европейцах. А Франция – это и есть настоящая Европа, единственная страна, в коей гармонично сочетаются романский и германский компоненты и составляющие, собственно, Европу. А, впрочем, не имеет ли место быть и здесь некоторая недооценка геополитических реалий со стороны Путина? Общеизвестно, что французы воюют плохо, хотя раз в несколько столетий производят именно на театрах военных действий – подлинный фурор! Но для этого нужно, чтоб во главе французского войска оказался либо гений (см. Наполеон I), либо самое настоящее чудо (речь об уникальном явлении миру Жанны д’Арк). В ХХ веке Франции хватило – в варианте идеальном – Фоша и де Голля. А уж с Олландом и Вайссом… Да упаси Господь.

Вместо заключения


И кратко, вместо заключения. Я убежден, Путин должен осознать: никаких союзников не предвидится, ни европейцев, ни – тем паче – США. С такими союзниками и врагов не надо. Да скажу больше! Не будет союзников и из ОДКБ с ШОСом: китайцы, что ли, будут воевать на стране русских?! Китайцы вообще собираются воевать в ближайшие сто лет? И к чему им это?
Глупо надеяться и на поддержку А.Г.Лукашенко; что же до Назарбаева, то президент Казахстана уже призывает Путина и Эрдогана отрешиться от обид. Дело хорошее, но убиты-то ведь два РУССКИХ воина. Не турка.
Несомненно, для меня, во всяком случае, что коль Путин всерьез решится раздавить исламский терроризм и поддерживающий оный терроризм треугольник Турция – Саудовская Аравия – Катар, то тут русским придется рассчитывать на:
– высокий дух русского народа и других народов России
– на исторически мотивированную победную психологию русского воинства
– и, наконец, на ТО, что мы с радостью уразумели лишь два с небольшим месяца тому: близкую к оптимальной боеготовность сегодняшней русской армии.
И не будем забывать. В сегодняшнем мире – три военные сверхдержавы. США, Россия и КНР.
Но Китай после 1260 г. (установление по всей территории нынешнего Китая власти династии Юань, династии внука Чингис-хана, Хубилая), ни в каких военных успехах не замечен. США, несмотря на то, что в пределах их истории – по мнению ЮНЕСКО – действует величайший полководец в истории человечества – Джордж Вашингтон (на третьем месте – Наполеон, на четвертом! – Александр Великий), так вот, несмотря на сей – видимо, утешительный для Штатов факт, я как историк никаких сколь-нибудь явственных побед американского оружия вообще не знаю. И это – правда!
А вот что до русских, то они в истории не просто одерживали победы. Дело не в том, что куда-то подевались хазары и печенеги, половцы, да, коль хотите, и монголы.
А ведь все эти народы начинали с побед над русскими. Что в сухом остатке? Да что там!
В XVII – начале XVIII веков величайшие военные державы Европы – Польша и Швеция; столкновение с Россией низводит их в ряд второразрядных. В XVIII веке екатерининские орлы превращают Блистательную Порту в «больного человека Европы». В XIX веке сломлен Наполеон, а в веке XX – гитлеровская военная машина, возможно, наиболее совершенная военная машина в истории. Не будем сейчас о Штатах и Китае…
А вот подлинные отцы геополитики как науки, великие русские мыслители (Хомяков, Данилевский, Достоевский) полагали, что при сохранении государства турок в Европе Россия не может полностью раскрыть свое великое предназначение. Любопытно, знает ли об этом Ахмет Давутоглу? Судя по «Глубине стратегии» – сии труды он читал…